Логотип

Психологическая реабилитация

Московский государственный психолого-педагогический университет

Некоторые психологические проблемы раннего восстановительного периода при травме спинного мозга

 

Кислица Галина Константиновна

Болезнь приносит в жизнь человека много ограничений и вместе с ними изменений. Особенно когда речь идёт о серьезном и хроническом недуге или внезапно обрушившимся на человека несчастье, каковым можно назвать тяжёлую травму, приведшую к инвалидности.

Часто можно услышать фразу: «В жизни ничего случайного не бывает». В принципе, мы с ней согласны. Но сегодня речь не об этом. Сегодня мы оставим этот философский и дискуссионный вопрос в стороне и поговорим о том состоянии, которое встречается у многих людей, утративших здоровье и у их близких. Чаще всего это состояние именуют депрессией. С научной точки зрения депрессии бывают разные — как по природе (причине, механизму возникновения), так и по глубине. Подробный обзор этой темы займёт немало времени и места. Но давайте немного отойдём от строго научных теорий и поговорим, а лучше вместе подумаем, о ситуациях, когда человек приходит к мысли, что «выхода нет, так жить не имеет смыла».

В чём причина подобных мыслей? Было бы неверно утверждать, что физические недуги, даже тяжёлые, непременно сопровождаются подобным состоянием. Есть много удивительных примеров, когда люди, имеющие серьёзные ограничения в здоровье, остаются деятельными и оптимистичными, умеют радоваться жизни сами и заряжают этой радостью окружающих. Вместе с тем, работая с людьми, имеющими ограничения в здоровье, психологи часто сталкиваются с подобными настроениями. Особенно это характерно для ситуаций тяжёлых травм, которые приводят к инвалидности, и жизнь человека «раскалывается надвое — до и после травмы». Эту фразу приходится часто слышать от людей, получивших травму позвоночника и утративших в большей или меньшей мере возможность движения.

Не станем в красках описывать всю тяжесть жизни человека, неожиданно (ведь плохого не ждут) получившего инвалидность. Это целый комплекс физических и моральных страданий, который обрушивается на человека. Все спинальники (так называют себя те, у кого инвалидность вызвана травмой позвоночника и повреждениями спинного мозга) проходят через это. Только одни быстрее выбираются из депрессивного состояния, когда не хочется жить, а другие — медленнее. Есть и те, кто надолго «застывают» в нём и неизбежно начинают угасать, несмотря на все усилия специалистов, родных и близких. Что помогает одним людям преодолеть несчастье и жить полной жизнью и мешает другим воспользоваться всеми имеющимися сегодня медицинскими и социальными возможностями?

Предвидим, что последний вопрос у большинства знающих проблему не понаслышке вызовет внутренний протест — о каких возможностях, особенно социальных идёт речь? Да у нас в России их просто нет! Не будем спорить, сравнивать социальную ситуацию у нас и за рубежом — это тема другой статьи. Давайте всё же скажем себе, что сегодня у нас в России этих возможностей больше, чем у нас скажем, 10 лет назад. И речь о том, что в сходных условиях сегодняшнего дня разные люди, тем не менее, справляются со своей жизненной ситуацией по-разному. Может, дело не только во внешних причинах?

Эта статья не претендует на строгую научность. Скорее это некоторые наблюдения и размышления, основанные на общении с людьми, которые оказались в подобной жизненной ситуации. Прежде всего ещё раз повторим — все получившие травму проходят через тяжёлый период, когда человеку приходится осознать, что условия его жизни изменились самым кардинальным образом. Причём по наблюдениям специалистов и самих пострадавших зачастую самым тяжёлым душевным испытанием оказывается не пребывание в больнице или реабилитационном центре. Да, там тяжело, да — больно, да — страшно. Но человеку свойственно ко многому привыкать, и он привыкает к ритму жизни лечебного или реабилитационного учреждения, где всё крутится вокруг задач ликвидации последствий травмы и восстановления всего, что можно восстановить. Там всё приспособлено к решению этих задач, там есть люди, которые в силу профессии или собственного жизненного опыта могут помочь, подсказать, поддержать… В конце концов, там вся среда приспособлена к тому, чтобы человек мог максимально использовать возможности реабилитации. Там мысли самого человека направлены на то, что «ещё чуть-чуть и встану, ещё чуть-чуть и пойду». Да, пока вокруг человека крутится отлаженный механизм медицинской и восстановительной помощи, он живёт надеждой, что выздоровление близко, что самостоятельность вернётся, надо только ещё чуть-чуть подождать.

Большинство людей, получивших тяжёлую травму, пугает возвращение домой. И именно там по свидетельству многих, переживших это состояние, наваливается на человека тяжёлая депрессия и всё чаще начинают приходить в голову мысли о бесперспективности жизни. Почему? Потому что среда за границами медицинских учреждений мало приспособлена для людей с ограниченными возможностями здоровья. Потому что зачастую рядом нет людей, которые могли бы всегда находиться где-то рядом на случай надобности. Ведь близким надо работать — на одно пособие семью не прокормить. А если кто-то из близких отказывается от работы и посвящает себя заботам пострадавшего, у того нередко возникает чувство вины, которое в сочетании с ощущением собственной беспомощности вызывает всё ту же депрессию. Человеку кажется, что он в тупике, выхода нет.

Так ли это? Психологи, работающие с людьми в кризисных ситуациях, говорят о том, что человек редко видит ситуацию такой, какая она есть на самом деле. Думаем, что и в данном случае часто происходит что-то подобное. Чаще всего человек начинает вспоминать о том, что он делал раньше и сравнивать со своими возможностями сейчас. Во многих случаях, как говорят «прогноз неутешительный» — по-прежнему работать, заниматься домашним хозяйством, гулять с детьми, ездить по магазинам, ходить в гости и т.п. невозможно, стало быть — перспектив нет. Всё сказанное одновременно верно, и неверно. Ведь говоря «по-прежнему» человек зачастую «зациклен» не на возможности подобной деятельности как таковой, а на привычных способах её ведения. Ему кажется, что делать что-то можно «только так», а по-иному неправильно, стало быть, не считается. Зачастую именно отсутствие гибкости ума, восприятия, ввергает человека в состояние длительной фрустрации (желание, которое невозможно реализовать) и ведёт к депрессии. Кстати, есть наблюдение, что часто люди более молодого возраста быстрее адаптируются к изменившимся условиям жизни, чем те, кто получил травму в зрелом возрасте. Видимо, над ними не так сильна власть стереотипов. Они легче и смелее экспериментируют, хотя возраст сам по себе не гарант от «провала в пустоту».

У людей среднего и зрелого возраста есть свои преимущества — многие из них понимают, что любые изменения в жизни требуют времени, в том числе и изменения к лучшему. Поэтому они быстрее принимают тот факт, что любое восстановление требует терпения, непрерывности прикладываемых усилий и, конечно же, не бывает скорым. Одна очень мудрая и очень сильная женщина, ведущая активную и продуктивную жизнь, несмотря на инвалидное кресло, сказала, что в первый год ей удалось восстановить лишь небольшое движение ног, лёжа в кровати. Этот маленький по меркам здорового человека шаг, дал ей возможность избежать многих неприятностей в дальнейшем и позволил двигаться дальше в освоении новых условий жизни. «Я отнеслась к себе как к работе, и это помогло мне вернуть себе самостоятельность». Эта её фраза наталкивает на мысль, что человеку в любом положении важно иметь цель, чтобы знать к чему идти. Если есть цель, есть смысл искать путь к ней и идти по этому пути. Как часто мы живём, не задумываясь о смысле своей жизни. Пока всё в порядке, человек может довольно долго не чувствовать дискомфорта, крутясь в череде повседневных дел и привычных развлечений. Когда привычные «дела» оказываются невозможны, вопрос о смысле жизни и о целях становится определяющим. Об этом говорят многие люди, чья жизнь сильно изменилась в результате полученных травм. Разница между теми, кто смог вернуться к активной жизни и теми, кто так и не смог этого сделать в том, что первым удалось найти свои цели или трансформировать прежние в новых условиях, а вторым нет. Ощущение бессмысленности жизни неизбежно ведёт к депрессии.

Несколько слов о том, что следует помнить при определении и движении к цели. Замечания взяты из статьи кризисного психолога Михаила Хасьминского, которому по долгу службы часто приходится работать с людьми, потерявшими желание жить. Вот что он пишет: «Жизнь нас учит достигать своих целей. Но, во-первых, эти цели должны быть правильными, разумными, полезными, возможными (потому что нельзя достичь невозможного, даже если очень хочется). Во-вторых, цели достигаются не всегда сию секунду, а может пройти много времени до их осуществления. Это тоже надо понимать, если ты хочешь чего-либо достичь. В-третьих, для достижения цели нужна гибкость. То есть не надо ломиться напрямую, если дальнейшее движение невозможно на данный момент. Надо постоять, подумать, изменить себя, изменить вектор движения, попробовать зайти с других сторон. В-четвертых, достижению цели обычно мешает эгоизм самого человека. Эгоизм — самый страшный наш враг в достижении целей. Эгоистичный человек считает себя очень значительным, имеет большое мнение о себе, считается только со своими интересами (с интересами других он считается в той мере, насколько они не противоречат его собственным). Эгоисты не любят изменять себя, не любят считаться с реальностью, но считают, что то, чего они хотят, должно быть во что бы то ни стало. Их принцип примерно такой: „Не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше мир прогнется под нас“. А мир под них не прогибается, и они из-за этого входят в жуткое состояние, когда им кажется, что жить не стоит, что они не признаны миром, что они не могут сделать чего хотят». Как видите, иногда и желание достичь цели может привести к убийственным мыслям, если человек хочет достичь их немедленно и «штурмует стоящую перед ним стену без гибкости в мышлении с азартом эгоиста, который считает, что весь мир существует только для него».

Часто впервые оказавшись дома после пребывания в больнице или реабилитационном центре, попавший под власть депрессии и мыслей о бесполезности жизни человек становится как будто слепым и глухим по отношению к своим близким. Он весь погружается в переживание своей беспомощности и как будто не видит и не понимает, что близкие ему люди изо всех сил стараются помочь, стараются как-то наладить новый ритм жизни. Это тоже даётся не сразу, на это тоже нужно время. Им всё давалось бы значительно легче, если бы они могли видеть тёплый, живой отклик со стороны пострадавшего члена семьи. Ведь людей зачастую пугают не столько физические трудности, сколько непонимание того, что и как делать. Хорошо ли то, что они делают, нужно ли это? Обратная связь необходима, иначе незаметно начинает расти стена отчуждения — от страха, непонимания, чувства одиночества. Да-да, члены семьи тоже испытывают чувство одиночества. Ведь раньше люди были вместе не только физически, но и духовно. Они понимали переживания друг друга, они делились своими чувствами. Когда один член семьи замыкается в своих страданиях, а другие не в силах понять что для него нужно, что нет, что приятно, что нет и т.д. — ниточка душевной связи может оборваться. К сожалению, нередко бывает, что пострадавший член семьи начинает вдруг регулярно говорить всем: «Бросьте меня. Со мной одни мучения. Сдайте меня в социальные службы». Психолог понимает, что говорится это от страха, от огромного внутреннего желания услышать уверения в том, что и в теперешнем своём положении он нужен близким. Но каково им день за днём выслушивать подобные речи в ответ на их усилия наладить жизнь? Значит, всё зря, они всё делают неправильно, они не нужны? Происходит парадоксальная ситуация, когда каждый желает теплоты, любви, признания, и каждый же их не получает. Выход? Учиться выражать словами свои чувства и мысли вслух. Как не странно многие не умеют делать этого даже внутри своей семьи. В ровные периоды жизни это как-то проходит более или менее гладко, люди в общем и целом сами догадываются о чувствах другого (хотя и ошибаются часто). В кризисные моменты жизни неумение открыть свои чувства близкому человеку становится мучительным, а порой и губительным.

И помните, что все перемены в жизни происходят во времени. Поэтому дайте себе время, чтобы пересмотреть свои цели, дайте себе время, чтобы наметить этапы пути и время на то, чтобы идти. Дайте время своим близким, чтобы освоиться с новыми реалиями и научиться жить в новых условиях. Будьте снисходительны к себе и своим близким. Выход есть, даже если Вы пока его не видите. Дайте себе время.

 

 

Возврат к списку